Дмитрий Шепелев обещает спасти сына от долгов родителей Фриске

0

В истории пропавших миллионов на лечение певицы Жанны Фриске российского благотворительного фонда «Русфонд» суд вынес решение. Удалось выяснить кем были потрачены более 20 миллионов рублей, собранных телезрителями в помощь певице. Выплачивать долг обязали родителей Жанны — Ольгу и Владимира, а также их маленького внука Платона.

Дмитрий Шепелев объявил о своей непричастности к пропаже денег, которая была подтверждена в суде.

«Ни я, ни мой сын, разумеется, к этим деньгам не прикасались, потому что не имели доступа к благотворительным счетам. Я чувствую колоссальное облегчение — очень тяжело жить в течение двух лет окруженному домыслами. Моя совесть чиста и репутация восстановлена. В суде были представлены доказательства, что собранные благотворительные средства за несколько недель до смерти Жанны были сняты со счета ее матерью Ольгой Фриске. Очевидно, что за несколько дней невозможно потратить эти деньги на лечение уже безнадежно больного, умирающего человека. Как они были потрачены, мне не известно. Парадоксально, что суд никак не квалифицировал эти действия, не знаю, как назвать это иначе чем воровство!»

Адвокаты Дмитрия Шепелева, защищавшие в суде маленького Платона, настаивали на том, что сын артистки не имеет отношения к пропавшим средствам, так как деньги были сняты со счета по доверенности мамой Фриске еще до вступления в силу его прав на наследство. Другими словами, миллионы «исчезли» еще до того, как родственники Жанны поделили наследство. Однако суд постановил, что Платон должен вернуть такую же часть общей суммы, как и его бабушка с дедушкой.

Шепелев не намерен сдаваться и будет обжаловать это решение.

«Я понимаю, насколько это дело важно для благотворительного движения в России, и рад, что репутация благотворительного фонда «РусФонд» восстановлена. Но по-отцовски я негодую, потому что разменная монета в этой ужасной и стыдной истории — мой единственный сын, который получил после погибшей мамы долги и бесконечные пересуды. Я буду продолжать бороться за единственно важное для меня в этой ситуации — благополучие и спокойствие моего сына и, разумеется, буду обжаловать это решение суда!»

Комментарии закрыты администрацией.